«Я так хотел быть хорошим учёным»

Я так хотел быть хорошим учёным. Хотел публиковаться в лучших научных журналах и выступать с докладами в больших аудиториях. Я хотел, чтобы люди внимали каждому моему слову, даже если я иду выпить кофе после лекции.

Я был один. Один в своем со вкусом обставленном кабинете в Университете Гронингена. Я позаботился обо всем: закрыл дверь на ключ, тщательно убрал стол. Все должно быть сделано чисто и аккуратно. Теперь полный порядок.

Я открыл файл с данными и исправил такую неподходящую 2 на 4, потом прокрутил немного вперед и 3 превратилась в 5. Я чувствовал, что поступаю неправильно.

Я нервничал, цифры мелькали перед глазами.

Два года назад голландский  исследователь Дидерик Стапель опубликовал книгу “Ontsporting”, отрывок из которой вы только что прочитали.  Дословно название переводится на русский язык как “Крушение поезда”, что довольно точно описывает научную карьеру этого ученого.  

Дидерик Стапель прославился доказательством остросоциальных и скандальных теорий, которые очень быстро приобретали статус “научной попсы”. Они разлетались по научно-популярным изданиям с завидной скоростью, где благополучно получали широкий отклик. Научной славой наш герой также не был обделен. К 40 годам он уже стал профессором университета Тилбурна, получил несколько престижных научных премий, публиковался в Science и считался крупным специалистом в своей области. Статьи выходили регулярно и также регулярно цитировались. Его авторитет в те времена был огромен, чем, как оказалось, он успешно пользовался.

“Люди, которые едят мясо, более эгоистичны и менее социально активны”. К такому выводу приходит ученый в одной из своих статей. Именно после этой публикации в 2011 году загадка гениальности Стапеля начинает проясняться. Молодые сотрудники лаборатории сообщают, что подозревают своего научного руководителя в нарушении научной этики: они обнаружили в данных расхождения, прямо указывавшие, что результаты были сфальсифицированы. Университет начинает расследование, а профессора отстраняют от исполнения обязанностей -пока что временно. Слух разлетается по всему  университету, давление нарастает, и Стапелю ничего не остается, как признать фальсификацию данных в некоторых из его работ.

Через несколько дней специально созванная по этому поводу  комиссия университетов Гронингена и Тилбурга  промежуточный отчет. Эксперты нашли «несколько десятков публикаций», в которых были использованы выдуманные данные. Материалы как минимум 30 «научных» статей были объявлены подделкой. 14 из 21 кандидатских диссертаций, выполненных под руководством Стапеля, также включали сфабрикованные данные. Многие из подопечных ученого защитили дипломы, не проведя ни одного эксперимента.

Дидерик Старель окончательно и бесповоротно уволен из Университета Тилбурга, где он работал до последнего времени, и лишен профессорского звания. Ученый сам возвращает свой диплом доктора в университет Амстердама и делает публичное заявление, в котором приносит извинения своим коллегам и говорит, что он «потерпел провал как ученый» и теперь стыдится своих действий. Это признание можно посмотреть на YouTube.

Каким же образом профессору психологии удалось с течение нескольких лет скрывать фальсификацию от студентов, лаборантов и коллег? На основании этой истории мы составили список примет, указывающих на возможную недобросовестность исследователя.

  1. «Неприкосновенный авторитет». Стапель был харизматичным и сильным лидером. Коллеги уважали его, а студенты хотели работать в его лаборатории. Он создал себе образ ученого, в чьей правоте и компетентности не принято сомневаться.
  2. «Не беспокойтесь, я сделаю сам». Лаборанты допускались к участию в исследованиях только на стадии проектирования дизайна и самого эксперимента, если таковой проводился. Всю математическую обработку Стапель благородно брал на себя, а затем менял результаты в своих целях.
  3. «Нет» сырым данным». Если эксперимент так и не был проведен, а данные были написаны с нуля, Стапель раздражался и говорил, что хранить все заполненные опросники не позволяет метраж кабинета и лаборатории. Частым объяснением было, что «эксперименты были проведены в других университетах, имеющих специальные возможности для этого». В других случаях он давал подчиненным массив данных, утверждая, что работа была сделана ранее, но не доходили руки ее проанализировать и опубликовать.
  4. «Повелитель информации». Не отвечать на вопросы студентов и лаборантов о собранной базе данных, выставляя это как услугу и упрощение их жизни, было нормой.
  5. «Всё же очевидно». Полученные результаты были сказочно четкими и красивыми.
  6. «Ctrl+C, Ctrl+V» В данных видна явная закономерность (например, в них есть абсолютно идентичные столбцы).

Как предупредить подлог данных? Вот какие изменения ввели несколько университетов Нидерландов после дела Стапеля.

  •         Все серьезные исследования должны проводиться при участии как минимум двух супервайзеров.
  •         Университет должен быть уверен в том, что ученый и его команда собственноручно собирали данные.
  •         Вводится специальная должность, которую назвали «модератор исследовательской ценности». Если вы заподозрили своего коллегу в научном вымысле, смело бегите к модератору.
  •         Данные исследования хранятся в базе в течение следующих пяти лет. К ним можно обратиться в любой момент.
  •         В самой статье должна содержаться подробная инструкция о том, как и где можно найти данные.

Вы, конечно, догадываетесь, что история Голландского профессора не уникальна. Сейчас, после многочисленных скандалов, разбирательств и нашумевшей статьи про репликации, кажется, лёд тронулся. Нобелевский лауреат Даниэль Канеман написал открытое письмо социальным психологам, где предлагал ученым ради сохранения репутации своей науки изменить принцип проведения исследований — например, создать сеть лабораторий и воспроизводить эксперименты друг друга. Также всё больше становится так называемых «детективов по данным» (Data Detectives) – ученых, готовых распутать цепочку преображения сырых данных в заветные 0.05.  Но всё же, сколько ещё таких Стапелей сидит в профессорских креслах?

Неужели они всё узнали? Конечно, нет. Ведь никто в это не поверит. Никто никогда не поверит. У меня же все еще есть шанс? Вся эта затея слишком грандиозна, чтобы провалиться. Я, конечно же, придумаю что-нибудь, ведь я так удачлив. Все пройдет гладко. Я могу спокойно объяснить эту ситуацию.

Но я не смог.

 

Автор: Мика Пятницкая

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s