О прайминге целей: как мы присваиваем цели близких людей

«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Эту поговорку слышал каждый. И, вероятно, это правда; не нужно прибегать к экспериментальной психологии, чтобы доказать, что друзья влияют друг на друга (но если кто-то сомневается, можно почитать обзор Уоллеса и Тайса [18] – в нем подробно описаны разные виды такого влияния). Гораздо более интересно – и менее очевидно – что, похоже, можно также сказать: «Скажи мне, кто твой друг, и я расскажу тебе, каковы твои цели в жизни».

Нам постоянно приходится принимать различные решения: о семье, карьере, финансах и так далее. На этот процесс влияет огромное количество вещей, от осознанного взвешенного размышления до того, какой запах учуял наш нос [5] и сколько времени осталось до обеда [8]. Среди прочего, немаловажным фактором является мнение тех людей, которых напрямую или косвенно касается наш выбор. Среди них есть особая группа – значимые люди, то есть те, кто оказывает или в прошлом оказал большое влияние на нашу жизнь и с кем у нас связаны сильные чувства [2]. Обычно в эту группу входят родители, близкие друзья и романтические партнеры – хотя, разумеется, этот список не исчерпывающий. Значимым человеком, в зависимости от обстоятельств, может быть и наш начальник или даже – как мы увидим – Папа Римский.

На первый взгляд, природа такого влияния кажется очевидной: значимые люди, по определению, важны для нас, на нас влияют их взгляды на многие вещи, иногда мы даже сознательно пытаемся им подражать. Но у каждого из нас есть свои собственные цели в жизни, и мы обычно считаем, что стремимся к ним потому, что так хочется нам, а не потому, что этого хотелось бы нашей маме. Однако похоже, что наши жизненные цели гораздо теснее связаны с нашими отношениями. И похоже, что если цель важна для наших близких, она становится важной и для нас – как будто мы «заражаемся» ею.

Сегодня я хочу рассказать, что о влиянии близких людей на наши цели можно узнать из литературы о прайминге. Прайминг (или фиксирование установки) – это эффект, при котором реакция на стимул оказывает влияние на реакцию на последующие стимулы. То есть, например, если показать человеку изображение битвы, он с большой долей вероятности решит, что «лук» — это вид оружия, чем если показать ему картинку с едой. Аналогично, если показать участнику эксперимента фото его мамы, он подсознательно свяжет последующие стимулы с ее образом в своем сознании.

В области прайминга целей наиболее известны эксперименты Шаха. Перед началом своего классического эксперимента он просил участников заполнить опросник, измеряющий их мотивацию к достижению ряда целей, а также указать, каковы должны быть их жизненные цели, по мнению их матери или лучшего друга. Позже, во время самого эксперимента, он использовал имена матери или друга участника эксперимента в качестве праймов и измерял, насколько изменилась мотивация участника к преследованию целей из того же списка. По сравнению с контрольной группой, эти участники становились более привержены целям, ассоциируемым с близкими [16]. В другом эксперименте Шах сначала давал участникам эксперимента заполнить опросник с целями, потом просил сделать то же самое их близких. После этого он показывал опросник значимого человека участнику эксперимента и через некоторое время снова просил заполнить опросник. В результате взгляды участников относительно значимости целей сдвигались ближе к результатам их близких [17].

Уже говорилось, что значимым человеком необязательно должен быть член семьи. Болдуин, Кэррелл и Лопес [4] провели любопытный эксперимент, в ходе которого они показывали студентам-католикам фото нахмурившегося Папы Римского, а потом просили их оценить собственные проекты исследований. Вероятно, вы уже и сами догадываетесь: эти участники оценили себя строже, чем студенты, которым показали фото нахмурившегося незнакомца (и чем те, которые не были католиками, поскольку для них Папа Римский – намного менее значимая фигура). Этот эксперимент не относится к праймингу целей, но хорошо иллюстрирует суть «значимости» человека.

Хотя мы все в той или иной степени подстраиваемся под желания и ожидания близких, не все люди одинаково охотно изменяют свои цели под их влиянием. Эксперименты выявили ряд факторов, которые влияют на нашу «податливость». Что ожидаемо, готовность принять «чужую» цель зависит от степени эмоциональной близости к человеку [9], а также от степени схожести с ним [15]. Кроме этого, имеет значение, насколько та или иная цель важна для значимого для нас человека [16]: чем важнее цель кажется близкому человеку, тем сильнее сдвигаются и наши собственные предпочтения.

Помимо этого, некоторые качества и черты характера делают людей более восприимчивыми к «чужим» целям. В среднем, более охотно перенимают цели люди, более внимательные к другим – либо в результате наличия определенных врожденных характеристик, либо в результате культурного давления. Например, низкая степень сопротивления принятию психологического стереотипа (psychological reactance) заставляет людей легче соглашаться с «чужими» целями [12], как и доброжелательность (одна из шкал Большой Пятерки) [10]. Напротив, люди с хроническим сопротивлением принятию психологических стереотипов реже перенимают цели; на самом деле, они даже могут «из вредности» преследовать цели прямо противоположные [6]. Аналогично, человек с высоким статусом может даже пойти против собственных интересов, лишь бы только не перенять «чужую» цель [12]. Кроме этого, люди могут отвергать цели, ассоциирующиеся у них с чрезмерно контролирующим их близким человеком [6].

Также охотнее перенимают цели те люди, чья «я»-концепция сильно завязана на отношениях с близкими людьми [7]. Большое значение оказывают и культурные нормы: женщины более восприимчивы к чужим целям [11], как и представители коллективистских культур [7].

При этом хорошо, если наши цели совпадают с желаниями наших близких – тогда мысли о предпочтениях близких служат дополнительным источником мотивации. Проблемы начинаются в том случае, если мы сами не разделяем эти цели [14], потому что несоответствие ожиданиям близких может служить источником внутреннего конфликта или когнитивного диссонанса. Когда нам напоминают о значимых людях, мы в какой-то мере оцениваем себя с точки зрения достижения тех целей, которые с ними ассоциируем [3], и поэтому можем испытывать чувство вины оттого, что не соответствуем ожиданиям близких.

Почему же все-таки это происходит? Есть несколько объяснений того, почему люди могут перенимать чужие установки и цели (или «заражаться» ими). Часть исследователей, в том числе Шах, полагает, что люди как бы хотят «угодить» своим близким, поэтому подсознательно изменяют свои цели и убеждения таким образом, чтобы получить от близких одобрение и поддержку. Такое объяснение вряд ли кого-то может удивить. В частности, эффект Микеланджело, сформулированный в теории отраженных оценок (reflected appraisals), заставляет нас вести себя так, как от нас ожидают другие: если мы знаем, что кто-то считает нас смелым, мы будет стараться вести себя именно так в его присутствии [15]. Отношения с этим человеком также могут быть очень важны для нас; в таком случае мы можем стремиться не разочаровывать его и будем подстраиваться под его ожидания [13]. Кроме этого, мы можем действительно хотеть верить, что мы обладаем приписываемыми качествами – либо потому, что хотим казаться последовательными, либо потому, что этот человек думает о нас лучше, чем мы о себе [18].

Другой вариант – что напоминание о важных людях просто выводит ассоциирующиеся с ними цели на первый план, и это заставляет людей более активно их преследовать [16]. В таком случае, правда, возникает вопрос, как и почему мы ассоциируем ту или иную цель с конкретным человеком, и пока нет ни одного эксперимента, который бы помог на него ответить.

Наконец, виной может быть так называемое «социальное заражение». Обычно этот термин применяется к перениманию чужих эмоций, но некоторые исследователи полагают, что его можно использовать и в контексте целей. По их мнению, принятие «чужих» целей – это форма социальной мимикрии [1]. Вероятно, это не лишено смысла, поскольку люди всегда жили в группах. По этой логике, если кто-то важный для нас хочет чего-то, то, вероятно, и для нас это было бы неплохо, так почему не «присвоить» его цель?

Впрочем, люди не имитируют друг друга слепо. Во-первых, на наше решение «перенять» цель влияют социальные нормы: большинство людей не станет перенимать цель, достижение которой может заслужить общественное осуждение [1]. Во-вторых, мы, похоже, инстинктивно стремимся сохранить свою автономность: мы уже видели, что мы подсознательно отвергаем цели, ассоциирующиеся с людьми, которые слишком сильно стремятся нас контролировать.

В целом, вопросов в этой области, конечно, больше, чем ответов. Например, почему мы ассоциируем те или иные цели с конкретными людьми? Насколько сильно эти эффекты влияют на принятие нами конкретных решений? И насколько мы осознаем это влияние?

Скорее всего, близкие люди хотят, чтобы нам было хорошо. Так что если вы хотите повысить свою мотивацию хорошо сдать экзамен или пройти собеседование, смело убеждайте себя, что этого хотят ваши родители. С другой стороны, все же стоит помнить, что жизнь у каждого своя, и даже если ваша мама всегда хотела, чтобы вы стали юристом, вам необязательно преследовать именно эту цель. В конце концов, всем не угодишь, правда?

 

Автор: Юлия Петрина

 

Источники:

  1. Aarts, H., Gollwitzer, P. M., & Hassin, R. R. (2004). Goal contagion: perceiving is for pursuing. Journal of Personality and Social Psychology, 87(1), 23–37.
  2. Andersen, S. M., & Chen, S. (2002). The relational self: an interpersonal social-cognitive theory. Psychological Review, 109(4), 619–645.
  3. Baldwin, M. W. (1992). Relational schemas and the processing of social information. Psychological bulletin, 112(3), 461.
  4. Baldwin, M. W., Carrell, S. E., & Lopez, D. F. (1990). Priming relationship schemas: My advisor and the Pope are watching me from the back of my mind. Journal of Experimental Social Psychology, 26(5), 435-454.
  5. Baron, R. A. (1997). The sweet smell of… helping: Effects of pleasant ambient fragrance on prosocial behavior in shopping malls. Personality and Social Psychology Bulletin, 23(5), 498-503.
  6. Chartrand, T. L., Dalton, A. N., & Fitzsimons, G. J. (2007). Nonconscious relationship reactance: When significant others prime opposing goals. Journal of Experimental Social Psychology, 43(5), 719–726.
  7. Chua, S. N., Carbonneau, N., Milyavskaya, M., & Koestner, R. (2015). Beyond the self in self-control: The role of relational interdependent self-construal in goal pursuit. Journal of Social
  8. Danziger, S., Levav, J., & Avnaim-Pesso, L. (2011). Extraneous factors in judicial decisions. Proceedings of the National Academy of Sciences, 108(17), 6889-6892.Epley, N. (2014). Mindwise: Why we misunderstand what others think, believe, feel, and want. Vintage.
  9. Gabriel, S., Carvallo, M., Dean, K. K., Tippin, B., & Renaud, J. (2005). How I See Me Depends on How I See We. Society, 31(11).
  10. Gore, J. S. (2013). The influence of close others in daily goal pursuit. Journal of Social and Personal Relationships, 31(1), 71–92.
  11. Horberg, E. J., & Chen, S. (2010). Significant others and contingencies of self-worth: activation and consequences of relationship-specific contingencies of self-worth. Journal of Personality and Social Psychology, 98(1), 77–91.
  12. Inesi, M. E., & Rios, K. (2013). Fighting for independence: Significant others’ goals for oneself incite reactance among the powerful. Journal of Experimental Social Psychology, 49(6), 1168–1176.
  13. Kwang, T., & Swann, W. B. (2010). Do people embrace praise even when they feel unworthy? A review of critical tests of self-enhancement versus self-verification. Personality and Social Psychology Review.
  14. Morrison, K. R., Wheeler, S. C., & Smeesters, D. (2007). Significant other primes and behavior: motivation to respond to social cues moderates pursuit of prime-induced goals. Personality and Social Psychology Bulletin, 33(12), 1661–1674.
  15. Rusbult, C. E., Kumashiro, M., Kubacka, K. E., & Finkel, E. J. (2009). “The part of me that you bring out”: ideal similarity and the Michelangelo phenomenon. Journal of Personality and Social Psychology, 96(1), 61–82.
  16. Shah, J. (2003a). Automatic for the people: how representations of significant others implicitly affect goal pursuit. Journal of Personality and Social Psychology, 84(4), 661–681.
  17. Shah, J. (2003b). The motivational looking glass: how significant others implicitly affect goal appraisals. Journal of Personality and Social Psychology, 85(3), 424–39.
  18. Wallace, H., & Tice, D. (2012). Reflected appraisal through a 21st-century looking glass. Handbook of Self and Identity, 124–140. Retrieved from http://books.google.com/books?hl=en&lr=&id=VukSQuVMQy0C&oi=fnd&pg=PA124&dq=Reflected+Appraisal+through+a+21st-century+looking+glass&ots=L-KSnFkxax&sig=tbhipeT2q62WU9jATwPGDvLQBMo\nhttp://books.google.com/books?hl=en&lr=&id=VukSQuVMQy0C&oi=fnd&pg=PA124&dq=Reflected+Appraisal+through+a+21st-century+looking+glass&ots=L-KSnFkxbz&sig=qjJqERL1Sv7uv4s7coLB0gtp69M

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s