Метавосприятие: понимаем ли мы, какими нас видят другие люди?

Некоторое время назад мы публиковали рецензию на книгу Николаса Эпли «Интуиция». В ней Эпли рассказывает о том, как люди понимают, что думают другие. Эпли рассматривает эту тему в целом, а в сегодняшнем посте я бы хотела поставить вопрос чуть уже: как мы узнаем, что другие люди думают о самом важном человеке в нашей жизни — о нас самих? Какие черты характера они в нас видят? И насколько мы правы, полагая, что Маша считает нас умными, а Петя — честными?

Источники метавосприятий*: как узнать, что о нас думают другие?

Сначала в двух словах напомню, о каких способах узнать, что думают другие, рассказывает Эпли [9]. В теории понимания чужого сознания (она же – «модель психики человека», англ. «theory of mind») выделяют три источника, на основе которых люди делают предположения о ментальном состоянии окружающих: собственное ментальное состояние, наблюдение за чужим поведением и стереотипы. Теория метавосприятий во многом пересекается с теорией понимания чужого сознания, но здесь есть некоторые особенности.

Первый источник в теории метавосприятий — это отзывы окружающих, которые могут быть двух видов. Во-первых, это вербальные отзывы: попросту говоря, люди могут напрямую спросить, какие черты характера им приписывают окружающие. Во-вторых, отзывы могут быть невербальными: то есть, мы можем сделать вывод о том, какими нас видят, основываясь на мимике, жестах и прочих невербальных сигналах других людей. Естественно, это подходит не для всех черт характера; например, на основе невербальных сигналов может быть легко понять, что другие люди считают нас смешными или привлекательными, но вряд ли получится угадать, что они приписывают нам такие черты как честность или эмоциональная стабильность. В теории понимания чужого мышления эти два источника соответствуют наблюдению за поведением окружающих.

Вполне логично предположить, что напрямую попросить об оценке своего характера – лучший способ узнать, что о нас думают другие люди. Впрочем, Карлсон и Кенни [3] считают, что он не всегда идеален: этот вариант может быть полезен в том случае, когда «судья» дает свою истинную оценку, а тот, кого оценивают, правильно ее воспринимает и интерпретирует. Но люди не всегда открыто высказывают свое мнение о других, а когда они это делают, отзыв может быть неоднозначным или вообще неискренним – например, из-за социальных норм или желания быть вежливыми [24]. Кроме этого, мы ведь не пристаем постоянно ко всем окружающим с вопросом: «Что вы обо мне думаете?». Если же мы и задаем подобные вопросы, мы, скорее, просим оценки какого-то своего конкретного поступка или черты. Наконец, если оценка нам дана, мы не всегда можем ее верно интерпретировать из-за различных когнитивных искажений: например, из-за желания видеть себя в положительном свете [17]. Таким образом, полагаться на прямые оценки далеко не так легко и полезно, как может показаться.

Как еще мы можем понять, какими нас видят окружающие? Кенни и его коллеги [3][14][15] предлагают три дополнительных источника метавосприятий. Первый из них – это самовосприятие. В теории понимания чужого сознания он соответствует опоре на собственное ментальное состояние. Карлсон и Кенни полагают, что именно он на самом деле играет самую важную роль при формировании метавосприятий. Раньше предполагалось, что метавосприятие формируется, когда человек смотрит на себя чужими глазами – в частности, так считали символические интеракционисты [7][20]. Но более современные исследования дают повод думать, что процесс происходит наоборот: люди верят, что остальные видят их такими, какими они видят себя сами. Эта точка зрения косвенно поддерживается результатами исследований относительно точности метавосприятий (весьма низкой).

Несмотря на некоторые ограничения, самовосприятие может быть неплохим источником метавосприятий, но оно не дает нам понять, как нас воспринимают отдельные люди. То есть, мы можем неплохо понимать, как нас оценивает та или иная группа людей (например, коллеги в целом, семья в целом и так далее), но когда речь заходит о понимании оценки конкретного человека, точность метавосприятия резко падает.

Такие «уникальные» оценки можно получить с помощью третьего источника – наблюдения за собственным поведением. Именно оно позволяет людям оценить, какими их видят люди в разных ситуациях и контекстах, и дает наибольшую точность оценок [4]. При этом точность выше всего, когда люди специально делают усилие, чтобы понаблюдать за собой как будто со стороны [1] или когда они действительно получают такую возможность – например, записав себя на видео [2]. Конечно, и этот источник не без недостатков. Один из них – разница в качестве и количестве информации, доступном самому человеку и окружающим. Мы знаем всю подноготную о своем поведении и к тому же имеем доступ ко всем своим воспоминаниям, а вот другие – нет [1][5][8][19]. Поэтому, например, на презентации коллеги мы можем хмуриться и нетерпеливо барабанить пальцами по столу во время разговора просто потому, что не выспались и мечтаем сходить за кофе, а другие думают, что перед ними раздражительный человек, которому нет дела до выступающего. Опять же, нам есть, с чем сравнивать собственное поведение: мы-то знаем, что на десяти предыдущих презентациях заинтересованно кивали и задавали вопросы. А вот окружающие, особенно если видят нас впервые, об этом понятия не имеют [11].

Кроме этого, нас могут сбивать различные когнитивные искажения: например, тенденция переоценивать представление о себе (англ. «self-enhancement») [12], а также привычность к собственному стилю поведению – иногда какие-то черты нашего характера настолько для нас привычны и очевидны, что мы перестаем их замечать [18]. Кроме этого, свою роль могут сыграть искажения, связанные с восприятием информации – например, доступность информации (англ. «availability bias») [22] и склонность преувеличивать количество людей, которые думают так же, как мы сами [16].

В дополнение к источникам метавосприятий, перечисленным выше, Карлсон и Кенни [3] предлагают добавить эвристику: в данном случае это значит, что для понимания чужого мнения люди пользуются «короткими путями», выработанными практическим путем. Во-первых, это предполагаемая взаимность (англ. «assumed reciprocity») – убеждение, что, если нам кто-то нравится, то и мы нравимся ему. Во-вторых, предполагаемая схожесть (англ. «assumed similarity»), которая отражает уверенность в том, что, если мы в чем-то схожи с другим человеком (особенно в чем-то важном), то мы похожи и в других вещах, поэтому обладаем схожими чертами характера — и, как следствие, мы ему нравимся. Эти два эффекта повышают нашу уверенность в том, что другой человек оценит нас положительно и что его восприятие нас будет совпадать с нашим.

Кроме этого, Карлсон и Кенни предполагают, что в случае формирования метавосприятия по первому впечатлению важную роль играет использование норм (англ. «normativeness»). Оно подразумевает, что при формировании впечатления о человеке мы полагаемся на некий «средний» профиль, включающий его основные характеристики и убеждения. Например: «Маша – математик, поэтому, наверняка, она мыслит логически, как все математики». В теории понимания чужого сознания этому эффекту соответствует опора на стереотипы. То есть, мы понимаем, что после первой встречи у окружающих о нас немного информации, и при формировании своего мнения о нас они могут опираться на стереотипы — или «нормы».

Верны ли наши предположения?

Насколько мы можем полагаться на все эти источники? На самом деле, меньше, чем нам кажется: исследования показывают, что мы довольно редко угадываем, какими нас видят окружающие.

Вопросу точности метавосприятий посвящено большое количество исследований, и это довольно неоднородная тема. Во-первых, точность групповых оценок (общая точность метавосприятий) исследуется отдельно от точности индивидуальных оценок (диадной, или дифференциальной точности метавосприятий). Во-вторых, в проводимых исследованиях оцениваемые черты делятся на разные группы. В литературе выделяют восемь таких групп [3]:

  • Качества (шкалы) «Большой Пятерки»
  • Лидерские черты (например, уверенность, желание быть в центре внимания)
  • Привлекательность (например, сексуальность)
  • Положительные оценки (честность, ум и т.д.)
  • Отрицательные оценки (высокомерие, импульсивность и т.д.)
  • Благосостояние (например, высокая самооценка)
  • Потребности (стремление к достижению, потребность в общении)
  • Приятность (нравится ли человек другим, нравятся ли ему другие и т.д.).

Наконец, точность метавосприятий оценивают в трех контекстах: в целом, при первом впечатлении и для хороших знакомых.

Общую точность метавосприятий обычно измеряют с помощью круговой системы: каждый человек в группе оценивает других, а потом отвечает на вопросы о том, как, по его мнению, его оценили остальные участники. Общая точность выше всего для черт «Большой Пятерки», особенно для Экстраверсии, и ниже всего для положительных и отрицательных оценок, а также потребностей. Что неудивительно, при первом впечатлении общая точность обычно выше для черт, которые можно наблюдать со стороны (та же Экстраверсия). А вот для знакомых общая точность в целом довольно высока, но значительно ниже для отрицательных оценок, чем для остальных характеристик.

Диадную же точность можно определять (и, соответственно, измерять) двумя способами. С точки зрения оценки отдельных черт, диадная точность – это степень понимания того, кто оценивает нас высоко или низко по той или иной шкале. То есть, например, человек с высокой степенью диадной точности для черты «дружелюбность» хорошо понимает, кто считает его дружелюбным, а кто – нет (и наоборот). Такой вид диадной точности обычно оценивают тем же способом, что и общую, и она выше всего для оценок того, насколько человек нравится другим («приятность»).

Второй вид диадной точности показывает, насколько хорошо мы понимаем, как нас видит конкретный человек. Ее обычно измеряют, оценивая корреляции между самовосприятием и оценкой ряда черт, данной определенным человеком. То есть, человек с высокой степенью диадной точности этого типа понимает, что конкретно его друг Петя считает его дружелюбным, а вот Вася — нет.

Впрочем, даже когда речь идет о «высокой» точности, это относительная оценка. Используя данные проведенных по этой теме исследований, Карлсон и Кенни посчитали средний уровень корреляции для каждого вида черт в каждом из контекстов (подробно о методе вычисления можно почитать в их статье [3]). Эти цифры приведены в таблице ниже (данные по диадной точности приведены для диадной точности с точки зрения оценки отдельных черт), и коэффициент корреляции редко превышает 0.3:

Picture1

Вместо заключения

Первый вывод, который из всего этого можно сделать — это то, что мы в большой степени полагаемся на собственное мнение, пытаясь понять, какими нас видят окружающие. Второй — понимать это у нас получается не очень хорошо.

С одной стороны, это вроде бы не очень хорошо: например, не хотелось бы себя обманывать, думая, что ты умный, в то время как окружающие так вовсе не считают. С другой стороны, в определенном смысле полагаться в основном на себя более адаптивно: метавосприятия встраиваются в наше самовосприятие, в образ нашего «я» [17], и это «я» было бы крайне нестабильным, если бы мы идеально понимали оценки окружающих и меняли наше самовосприятие каждый раз, когда получаем новую оценку. В конце концов, сколько людей, столько и мнений.

 

Примечание:

Метавосприятие (англ. «metaperception») – субъективное понимание того, каким, по мнению человека, его видят другие люди.

 

Автор: Юлия Петрина

 

Источники:

  1. Albright, L., Forest, C., & Reiseter, K. (2001). Acting, behaving, and the selfless basis of metaperception.Journal of personality and social psychology81(5), 910.
  2. Albright, L., & Malloy, T. E. (1999). Self-observation of social behavior and metaperception.Journal of personality and social psychology77(4), 726.
  3. Carlson, E. N., & Kenny, D. A. (2012) Meta-accuracy: do we know how others see us? In S. Vazire, & T. D. Wilson (Eds.), Handbook of self-knowledge. Guilford Press.
  4. Carlson, E. N., Vazire, S., & Furr, R. M. (2011). Meta-insight: do people really know how others see them?.Journal of personality and social psychology101(4), 831.
  5. Chambers, J. R., Epley, N., Savitsky, K., & Windschitl, P. D. (2008). Knowing Too Much Using Private Knowledge to Predict How One Is Viewed by Others.Psychological Science,19(6), 542-548.
  6. Connelly, B. S., & Ones, D. S. (2010). An other perspective on personality: meta-analytic integration of observers’ accuracy and predictive validity.Psychological bulletin136(6), 1092.
  7. Cooley, C. H. (1902). Human Nature and the Social Order. New York: Scribner.
  8. DePaulo, B. M. (1992). Nonverbal behavior and self-presentation.Psychological bulletin111(2), 203.
  9. Epley, N. (2014).Mindwise: Why we misunderstand what others think, believe, feel, and want. Vintage.
  10. Epley, N., Keysar, B., Van Boven, L., & Gilovich, T. (2004). Perspective taking as egocentric anchoring and adjustment.Journal of personality and social psychology87(3), 327.
  11. Gilovich, T. (1990). Differential construal and the false consensus effect.Journal of personality and social psychology59(4), 623.
  12. Hall, J. A., Murphy, N. A., & Mast, M. S. (2007). Nonverbal self-accuracy in interpersonal interaction.Personality and Social Psychology Bulletin33(12), 1675-1685.
  13. John, O. P., & Robins, R. W. (1993). Determinants of interjudge agreement on personality traits: The Big Five domains, observability, evaluativeness, and the unique perspective of the self.Journal of personality61(4), 521-551.
  14. Kenny, D. A. (1994).Interpersonal perception: A social relations analysis. Guilford Press.
  15. Kenny, D. A., & DePaulo, B. M. (1993). Do people know how others view them? An empirical and theoretical account.Psychological bulletin114(1), 145.
  16. Krueger, J. (1998). Enhancement bias in descriptions of self and others. Personality and Social Psychology Bulletin,24(5), 505-516.
  17. Kwang, T., & Swann, W. B. (2010). Do people embrace praise even when they feel unworthy? A review of critical tests of self-enhancement versus self-verification.Personality and Social Psychology Review.
  18. Leising, D., Rehbein, D., & Sporberg, D. (2006). Does a fish see the water in which it swims? A study of the ability to correctly judge one’s own interpersonal behavior.Journal of Social and Clinical Psychology25(9), 963.
  19. Malle, B. F., & Pearce, G. E. (2001). Attention to behavioral events during interaction: Two actor–observer gaps and three attempts to close them.Journal of personality and social psychology81(2), 278.
  20. Mead, G. H. (1934).Mind, self and society (Vol. 111). University of Chicago Press.: Chicago.
  21. Pfeifer, J. H., Masten, C. L., Borofsky, L. A., Dapretto, M., Fuligni, A. J., & Lieberman, M. D. (2009). Neural correlates of direct and reflected self‐appraisals in adolescents and adults: When social perspective‐taking informs self‐Child development80(4), 1016-1038.
  22. Ross, M., & Sicoly, F. (1979). Egocentric biases in availability and attribution.Journal of personality and social psychology,37(3), 322.
  23. Srivastava, S., & Anderson, C. (2011). Accurate when it counts: Perceiving power and status in social groups.Managing interpersonal sensitivity: Knowing when—and when not—to understand others, 41-58.
  24. Swann, W. B., Stein-Seroussi, A., & McNulty, S. E. (1992). Outcasts in a white-lie society: the enigmatic worlds of people with negative self-conceptions.Journal of personality and social psychology62(4), 618.
  25. Vazire, S., & Wilson, T. D. (Eds.). (2012). Handbook of self-knowledge. Guilford Press.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s